# echo off (

09 ноября 2015

Генеральный директор ООО «Тесницкое» Сергей Александрович Власов: Мы дружим с наукой и не боимся экспериментировать

)
Генеральный директор ООО «Тесницкое» Сергей Александрович Власов: Мы дружим с наукой и не боимся экспериментировать

ООО «Тесницкое» – уже не первый год признанный региональный  лидер в производстве зерновых. Более 12 тысяч га сельхозугодий, валовый сбор 2015 года – около 45 тысяч тонн зерна, средняя урожайность – 60 центнеров.

Уже сами по себе эти цифры могут многое поведать о хозяйстве и тех людях, которые здесь трудятся, – а это, прежде всего, глубокое знание темы, образованность, умение использовать наиболее современные достижения зарубежной и отечественной сельхознауки и, главное, способность мыслить масштабно. Сельхозпредприятию Тесницкое повезло вдвойне, поскольку обе ключевые для производства фигуры – руководитель хозяйства Сергей Александрович Власов и главный агроном Алексей Васильевич Беляков – обладают этими качествами.

Мы попросили Сергея Александровича поделиться хотя бы крупицами того бесценного опыта, который был накоплен за десятилетие работы хозяйства.

 - Сергей Александрович, помогите разобраться в противоречии: в экономике признанный на всех уровнях кризис, падение производства, но в сельском хозяйстве региона и, в частности, на вашем предприятии, явный рост – судя по цифрам, в этом году вы достигли рекордного урожая. Каким образом вас не коснулись такие явления как обвал рубля, санкции, инфляция?

- Негативные явления коснулись всех. Любой кризис несет свои минусы. И понятно, что обвал национальной валюты повлек за собой рост цен буквально на все – не только на импортные, но и на отечественные товары. Поднялись в цене удобрения, ядохимикаты, ГСМ, техника, комплектующие. Но в этом же явлении есть и плюс: цены на зерно, а они привязаны к мировым, также выросли – до 10 рублей, что значительно выше, чем в два предыдущих года. При этом в нашей полосе сложились благоприятные погодные условия: в меру дождей, в меру засухи, зерновые уродились очень качественные, к тому же мы доводим зерно до идеального состояния на нашем элеваторе. Во многом высокий спрос на продукцию нашего хозяйства сохраняется именно благодаря качеству зерна.

- Какой рентабельности вам удается достичь?

- В этом году рентабельность около 25 %. Но так бывает далеко не каждый год. Сельское хозяйство в нашей полосе все еще остается во многом лотереей. Наверное, всем аграриям памятен катастрофичный 2013 год, когда в самый разгар уборки начались дожди и уже не прекращались до зимы. Поля превратились в болота, техника физически не могла выйти на уборку. Мы в том году потеряли 50 процентов урожая на сумму более чем в 150 миллионов рублей. Выживали за счет кредитов. И как следствие, в 2014 году не выполнили план по озимым, посеяли только треть. Так что только сегодня мы понемногу начали выправлять ситуацию, расплачиваться с кредитами.

- О вашем хозяйстве приходится слышать, что вы дружите с наукой и не боитесь экспериментировать. Что под этим подразумевается?

- Да, мы дружим с наукой и не боимся экспериментировать. И мы понимаем, что в этой работе – в поиске нового – никогда нельзя останавливаться, все время нужно отслеживать, что на сегодняшний день предлагает наука. На своих экспериментальных участках мы отрабатываем новые сорта, новую химию и новые технологии. Много работаем с новыми методами для увеличения той же рентабельности за счет уменьшения расходной части. Но так чтобы экономия не пошла во вред ни урожайности, ни качеству. Например, работаем с биологическим институтом из Пущино, испытываем микробиологические элементы на предмет улучшения плодородных свойств почвы без внесения химических удобрений. Результаты обнадеживающие. Работаем с институтом из Немчиновки и с Ростовским сельхозинститутом по озимым сортам пшеницы. Сейчас на испытании два новых сорта на участках по 5 га. А в следующем году попробуем выращивать твердые сорта яровой пшеницы, которые никогда не были традиционными для Тульской области. Уже стало фактом, что климат в нашей полосе в целом поменялся – лето стало более протяженное, более мягкое, и нужно эти изменения повернуть на пользу производства.

- Предпочитаете отечественные сорта зерновых?

- Только озимые районированные. К сожалению, в селекции яровых сортов наша наука сильно отстает от европейской. Яровые сорта предпочитаем немецкие. Вот буквально на днях главный агроном Алексей Васильевич Беляков в очередной раз едет в Германию за опытом и новыми сортами. Что касается рапса – также предпочитаем яровые сорта, выведенные в Европе. При этом мы пришли к выводу, что озимого рапса, приспособленного к нашим условиям, пока еще в природе не существует: во всяком случае, нам так и не удалось получить достойного урожая озимого рапса, хотя экспериментировали с ним много и упорно.

- Вероятно, и технику предпочитаете импортную?

- Только импортную. Покупка отечественной техники все еще остается для нас непозволительной роскошью. Конечно, отечественная техника дешевле импортной, но разница в цене компенсируется намного более высокой производительностью и очень высокой надежностью импортных машин. У нас на 12 тысячах га работает пять импортных тракторов, а отечественных понадобилось бы около пятнадцати и при этом в два-три раза менее надежных. И обрабатываем мы свои площади тремя американскими самоходными опрыскивателями, которые за сезон без поломок делают по три-четыре круга. При этом качество обработки несравненное. Но мы не ставим крест на отечественном машиностроении. Как только наши производители предложат нам что-то стоящее, мы приобретем и российскую технику. Ведь мы умеем считать, что выгодно, а что убыточно.

- Приходилось слышать, что у отечественного сельского хозяйства есть еще очень большие резервы в развитии именно нечерноземной зоны, в которой находится и ваше хозяйство. Есть ли такие резервы для развития в вашем районе?

- Резервы есть. И мы прилагаем усилия, чтобы включить их в производство. Например, в прошлом году прирастили к хозяйству почти 450 га. В ближайшее время планируем приступить к освоению еще 500 га. На самом деле резервов еще больше. В северной части Тульской области очень много земли запущенной, не возделываемой. У каждого такого заброшенного клока есть юридический собственник, который ждет момента, как бы продать землю подороже. Тем временем земля приходит в запустение, зарастает лесом. Поднять такую землю со временем становится невозможно. Нам, например, предлагали землю, заросшую лесом, но мы от нее отказались, потому что вложения нельзя будет покрыть даже за много лет.

Так что для того, чтобы спасти хоть что-то, требуется срочное и активное вмешательство государства, которое может заставить нерадивого собственника отказаться от земли. Как это сделать? В любом деле есть экономическая составляющая. Я бы предложил существенно поднять налог на землю для тех, кто ее не обрабатывает. Мы подсчитывали: если взять за единицу налог на землю, то выяснится, что годовые вложения в гектар земли равняются 40 таким единицам. Столько платим мы – добросовестные сельхозпроизводители. Пусть в таком случае бездельник платит хотя бы 20 единиц. Это быстро побудит его отказаться от заброшенных участков.

- Но ведь сейчас уже работает программа по отторжению заброшенных земель.

- Программа эта хороша, но работает она крайне медленно. При этом поля окончательно погибают. Так что местным властям, от которых зависят темпы по мониторингу земель, стоило бы немного больше проявлять инициативу. К сожалению, власти не всегда до конца понимают ситуацию. Как пример: за последние 5 лет местные власти провели большую работу по отмежеванию невостребованных долей – промониторили, отмежевали, поставили на кадастровый учет, выставили на продажу и аренду. Но сделали это в тех местах, которые для местных сельхозпроизводителей не представляют интереса. Но ведь нужно было заняться такой работой, прежде всего, там, где это требуется для реального возвращения земли в сельхозоборот. При этом с властями мы всегда находим общий язык: на любой встрече, любом совещании нас внимательно выслушивают и обещают посодействовать решению насущных проблем.

- Сельхозпроизводство может развиваться не только приращением площадей, но и углублением передела. Есть ли у вас планы в этом направлении?

- Да, наши мощности уже позволяют задуматься о такой перспективе, как строительство производства рапсового масла. Понятно, что там, где есть производство масла, должно появиться и комбикормовое производство, поскольку из тонны рапса выход масла до 300 кг, остальное – жмых с высоким содержанием белка. В таком случае логично и строительство мукомольного производства. В перспективе мы надеемся на появление такого комплекса. Разумеется, он будет оснащаться на самом современном уровне – европейским оборудованием, иначе нельзя. Понятно, что осуществление такого проекта пойдет на пользу не только отдельно взятому хозяйству и не только бюджету, но и окружающему населению. Сегодня у нас работает 95 человек. А с введением в строй нового комплекса высокооплачиваемые рабочие места получат еще десятки работников. Они останутся жить в родных селах и не потянутся на заработки в соседнюю область.