# echo off (

18 марта 2016

Руководитель СПК «Кудашево» Н.А. Медведев: Очень хороший знак для русского села – люди начали возвращаться домой

)
Руководитель СПК «Кудашево» Н.А. Медведев: Очень хороший знак для русского села – люди начали возвращаться домой

СПК «Кудашево» в Кимовском районе – хозяйство показательное, с советских времен (в прошлом колхоз «Россия») держит марку одного из лучших в Тульской области. При нынешнем руководителе Николае Александровиче Медведеве, который возглавил Кудашево несколько лет назад, эти традиции только укрепились.

Николай Александрович – в зерновой отрасли человек далеко не новый. До того, как возглавить СПК, он долгое время занимался бизнесом по сбыту зерновых культур, опыт приобрел огромный, и теперь в нем удачно совместились таланты организатора сельхозпроизводства и менеджера на рынке зерновых. Его прогнозы о перспективах на этом рынке, отличаются точностью, в чем мы убеждались сами.

- Николай Александрович, судя по вашему настроению, дела в хозяйстве идут хорошо.

- У нас настроение всегда хорошее, в любых обстоятельствах. Потому что любой год имеет не только свои минусы, но и плюсы. В этом году сложилась благоприятная обстановка для растениеводов, поэтому сегодня на селе оживление: все хотят работать и зарабатывать. И урожай удался, и ценовую политику на зерно можно назвать справедливой. Пшеница реализуется в среднем по 10 рублей. Хороший спрос на рапс – его покупают кубанские переработчики. Хорошо идет горох – несмотря на разногласия в политике, его охотно покупают у России Турция и Египет.

- Одна из резервных культур в вашем хозяйстве – картофель. Как обстоят дела в этом направлении?

- С картошкой в этом году как раз наоборот – проблемы. К большому сожалению, плохой сбыт. Нашему хозяйству еще повезло, мы предвидели, что цены будут демпинговые, и еще осенью продали картошку по 7-8 рублей. А сейчас цены пять-шесть, а порой четыре рубля, и никакого спроса.

- Но приходилось слышать, что картошки в России в целом не хватает.

- Эта информация неверная. И в России, и, в частности, в Тульской области уже не первый год значительное перепроизводство картошки. И к нам ее еще привозят. Особенно много везут из Белоруссии. Картошка у них по европейским стандартам намного более качественная, чем выращивают в Тульской области, потому что в Белоруссии для картофелеводства более подходящие почвы и погодные условия.

- В связи с этим вы не будете бросать картофелеводство?

- Нет, не будем. Будем, как и всегда, сажать 100-150 га. Во-первых, у нас картофелеводство в давних традициях, часть хозяйства ориентирована на его выращивание, сложилась инфраструктура – техника, хранилища, люди. Все это никак нельзя бросать. Во-вторых, жизнь меняется: сегодня не получилось одно, получилось другое, завтра наоборот.

- Но ведь и зерновых в России производится значительно больше, чем нужно для внутреннего потребления.

- Но зерно вывозится на экспорт. Россия в 2015 году вышла на первое место в мире по экспорту зерновых – вывезли 23 миллиона тонн, обогнав США и Канаду. Поэтому цены на внутреннем рынке стабилизировались, и будем надеяться, что ситуация с ценами не изменится хотя бы до конца 2016 года. Хотя есть тенденции негативные для зерноводческого сектора. Сегодня крупнейшие мясо-молочные производители пытаются пролоббировать такие решения, которые препятствуют вывозу зерна за рубеж, требуют введения больших экспортных пошлин. Их стремления понятны: зерновые останутся в России, тем самым на внутреннем рынке предложение превысит спрос, цены резко упадут и, соответственно, подешевеют корма для мясо-молочного производства.

Конечно, надо, чтобы и комбикорма в стране были дешевые. Но здесь мы опять вернемся к старой неподъемной теме – к более активному участию государства в делах сельского хозяйства. Если бы государство поставило вопрос так, чтобы и овцы были целы и волки сыты, то оно должно было решить проблему с субсидиями. Субсидируйте часть закупок зерна на внутреннем рынке, и проблема будет решена, как она решается в развитых странах. Давно известно, что субсидии в сельское хозяйство в США и странах ЕС достигают 45-50% от стоимости произведенной фермерами товарной продукции, в  Японии и Финляндии - 70%, в России – 3-6%, при этом основные объемы у нас достаются банкам, лизинговым компаниям, производителям сельхозтехники (см. здесь. – ред.). 

- На днях прошла информация, что в Калининградской области погибло почти 40 процентов озимых. Не угрожает ли такая же беда нашему региону? Можете дать прогноз по озимым?

- В нашем регионе климат еще более непредсказуем: преждевременные оттепели, морозы не к месту, летом то засуха, то дожди. Почти не бывает сезона, чтобы все сложилось идеально. Так что от человеческого фактора на Тульской земле все зависит только процентов на 40, остальное от природы. Если оценивать на сегодняшний день, то в этом году озимые пока даже лучше, чем в прошлом. Но, как видите, началось слишком раннее таяние снега, поля сильно обнажились, и если придет мороз под минус 20, то картина может получиться неблагоприятная. Все покажут ближайшие две-три недели, и тогда можно будет делать точный прогноз.

- Сегодня многие аграрии жалуются, что из-за кризиса у них начались проблемы с приобретением новой импортной техники и запчастей. Недавний пример: знакомому фермеру только запчасти для ремонта ходовой трактора Бюллер обошлись в 400 с лишним тысяч рублей.

- В нашем хозяйстве традиционно предпочтение отдается российской технике. И мы в этом выборе не ошиблись. Знаю, что сегодня комбайны Ростсельмаша разбираются как горячие пирожки. Конечно, не буду спорить, что отечественная техника уступает импортной по качеству и эксплуатационным показателям. Где-то шланг потек, где-то трубочка лопнула. Из-за таких мелочей она всегда проигрывала. Но для русских механизаторов, которые привыкли к таким вещам и могут на ходу устранить большинство неисправностей, современная российская техника очень неплохая. А по соотношению цены-качества она, безусловно, лучше импортной, которая сегодня стоит немыслимые деньги. Запчасти на отечественную технику унифицированные, доступные и дешевые, эксплуатационный уход также несоизмеримо дешевле, и даже топлива наши комбайны потребляют меньше. Так что отечественные комбайны работают у нас по десять лет и более.

- Два года назад ваше хозяйство обрабатывало 3,5 тысячи га земли. Вы обещали, что увеличите площади до 5 тысяч га. Сдержали слово?

- Сдержал. Последнее время мы прирастали в среднем по 500 га за сезон – за счет залежных полей. Проблема брошенных земель все еще остро стоит в целом для региона. Когда-то люди нахватали земли, некоторые стали фермерами. Но в землю должным образом не вкладывались, сеяли без соблюдения элементарной агрономии. Думали, что деньги будут капать сами собой. А в результате получили убытки и землю побросали. Задача муниципалитетов в том, чтобы эти земли изымать у нерадивых собственников и передавать действующим хозяйствам. Тем временем поля зарастают лесами. Возвращать такие земли к жизни – дело очень дорогое и тяжелое, хотя жизненно важное не только для отдельно взятого хозяйства, но и для всего государства, которое, к сожалению, пока не участвует в софинансировании таких работ. А ведь для ускорения этого процесса требуется государственная комплексная программа.

- Еще одна из проблем, о которой часто приходится слышать, – сельские кадры. Как вы ее решаете?

- Трудовых сил пока хватает. В хозяйстве сегодня работает 38 человек. За счет высокой степени механизации справляемся. Причем много молодежи. Сегодня многие возвращаются из Москвы, куда ездили на работу, просятся к нам в хозяйство. Это очень хороший знак для русского села – люди возвращаются домой.