# echo off (

06 августа 2014

Генеральный директор ЗАО «Туластройматериалы» В. М. Хлюстов: «Будет на пользу, если в области создадут регулятор рынка».

)
Генеральный директор ЗАО «Туластройматериалы» В. М. Хлюстов: «Будет на пользу, если в области создадут регулятор рынка».

По данным статистики, иностранный капитал в России имеет абсолютное доминирование (св. 50%) в таких отраслях, как добыча полезных ископаемых и производство товаров из минерального сырья. Это ли не знать Тульской области, богатой на щебень, песок, глины, соль, гипс. Удивительно, что еще сохранились предприятия, которые принадлежат исключительно местному бизнесу со всеми вытекающими отсюда преимуществами для региона и его населения. Сегодня, когда в России наконец-то заговорили о политической и экономической независимости страны, есть смысл прислушаться к рецептам отечественных производителей. Одно из таких предприятий ЗАО Туластройматериалы. Оно добывает глину и выпускает кирпичи в объеме 6 млн. шт. в месяц. В течение 30 лет его возглавляет В. М. Хлюстов.

Виктор Михайлович, как Вам удалось сохранить заводы, карьеры? Неужели в лихие 90-е не испытали серьезного «наката»?

– Да всякое бывало. Наезжали, угрожали расправой с семьей, но как видите, предприятие выстояло и продолжает работать. В советские годы в каждом регионе производство стройматериалов было централизованным, и объединения, подобные нашему, работали везде. Из них в России сегодня остались только ЗАО Туластройматериалы и концерн Росстром. В структуру ЗАО входят четыре завода – три филиала и один на правах самостоятельного юрлица. У нас работает более 1000 человек. Годовой оборот – 600 миллионов рублей. Это нормальные показатели для среднего бизнеса. Летом, когда продукция активно расходится, рентабельность под 30 %. Зимой работаем на склад. На круг получается около 12 %.

–– К сожалению, невысокая рентабельность делает длинные кредиты  недоступными для наших заводов. Тот, кто рискнул и вложился в модернизацию, фактически работает на банки или иностранного дядю, что одно и то же, выплачивая с выручки до 40 процентов. Вы предпочли другой путь?

– Кроме Японии и Америки я побывал на аналогичных заводах практически во всех странах. Принципиально технологические звенья – добыча глины, подготовка шихты, обжиг – везде одинаковы. Разница в эффективности оборудования, точности, уровне автоматизации. Наше оборудование уже устарело и нуждается в замене, но в России оно больше не выпускается. Тогда мы решили проводить модернизацию своими силами, тем более, что тульский политех выпускал превосходных специалистов. Я с любовью называю наших механиков и технологов академиками и профессорами, и поверьте это не далеко от истины. Отечественное оборудование для перемешивания глины им удалось приблизить к импортным стандартам. Своими силами построена печь со съемным сводом в Алексине, аналогичная запланирована в Болохове, под которую возводится корпус, и в Липках. Они полностью заменят тяжелый ручной труд.

На примере Болоховского завода за счет внедрения технических новинок – щитов управления, датчиков процессов, наконец, камер слежения – производительность увеличена с 7 тысяч до 10,2 тысяч штук на одного работника.

– У вас большой опыт работы и в строительстве. Много лет Вы были главным инженером областного студенческого отряда, начальником стройуправления, знали в технических деталях сотни строек. Почему сейчас не занимаетесь строительством, имея собственный кирпич? Ведь это еще больше увеличит норму прибыли?

– Действительно, некоторые производители стройматериалов пошли по пути полного цикла. Нам тоже предлагают поучаствовать в строительстве в обмен жилья на кирпич. Но я убежден, что каждый должен заниматься своим делом. При внешней кажущейся простоте производство кирпича требует технического переоснащения, внедрения новых технологий, совершенствования материалов, иначе не выдержать конкуренции. На все это требуются средства, время, людские силы. Создавать дополнительные ресурсы еще и на строительство – есть ли смысл?

По этой причине мы отказываемся от Липковского хлебозавода, который подняли из руин и возлагали на него надежды, продукция была высокого качества, расходилась по области и шла в другие регионы. Но это другой бизнес, где на рынке жесткая конкуренция, где надо было серьезно вкладываться для снижения затрат, и надо было заниматься только этим. В принципе ничего сложного, но нельзя разорваться между совершенно разными производствами.

– Вы производите полнотелый кирпич. В чем его особенность?

– Он традиционно популярен в России при строительстве коттеджей и цокольных этажей многоэтажных строений как более надежный и стойкий к влаге. Но чтобы добиться нужных параметров, одной полнотелости мало. Качество на 40 процентов определяют различные добавки в шихту: керамзитовая глина, компоненты. Именно они придают кирпичу необходимые морозостойкость, твердость, устойчивость к сжатию. Хотя природные качества глины тоже имеют значение. В частности, из болоховской глины при прочих равных компонентах получается особый кирпич, который идет на строительство московских храмов. В Епархии есть своя лаборатория, где сочли, что болоховский кирпич наиболее соответствует их требованиям.

– Как изменилась конъюнктура за последние четверть века?

– Кирпича мы производим больше, чем в советские годы. И в целом, если верить статистике по стране, его выпускается больше. Сейчас настоящий бум на индивидуальное строительство, а в России всегда предпочитали кирпич другим материалам. Только на Болоховском кирпичном заводе в 80-е годы производилось 1 млн. штук в месяц, теперь – два миллиона. Зато упала его реальная цена. Если раньше кирпич равнялся по цене батону (15 копеек), то теперь он в два раза дешевле (10 и 20 рублей соответственно). Изменился рынок сбыта. Раньше наш кирпич шел только в Тульскую область, а теперь основной потребитель – Подмосковье. Но отрадно отметить, что и в нашем регионе строительство постепенно оживляется. Запланировано несколько кварталов многоквартирного жилья, возводится социальное жилье, растут коттеджные поселки. Но все равно область пока потребляет только 5% наших объемов.

– В Трехстороннем соглашении региональные власти обязуются оказывать содействие в продвижении местной продукции. Как это может выглядеть на деле?

Будет только на пользу, если в области создадут регулятор рынка, как это сделано, например, в Москве. Там между заказчиком и застройщиками есть соглашение, где зафиксирована обязанность использовать материалы местных заводов. Это укорачивает транспортное плечо, дает дополнительные налоги в местный бюджет, гарантирует работу населению, это выгодно всем. Думаю, что такая практика будет полезна и нашей области, и Союз работодателей может оказать в этом содействие. Можно проработать и еще один механизм. Организовать тендеры на поставку всего объема кирпича, который требуется для конкретного строительства. Предположим, возводится многоквартирный дом по социальной программе, для строительства требуется 2 миллиона кирпича, на этот объем и должен проводиться тендер. Если заказчиком является исполнительная власть, то ей должно быть небезразлично, где, за какую цену и какого качества приобретается стройматериал. Такие тендеры были бы кстати. Но, к сожалению, пока такого регулятора в области не существует.

– Ваши предприятия расположены в поселках, где население устремлено в Москву, где слабая инфраструктура, стареющее население, масса социальных вопросов. Наверняка, приходится ввязываться в их решение?

– Конечно, бизнес бизнесом, но за финансовой отчетностью нельзя забывать о людях, которые трудятся на наших предприятиях. Иначе у предприятия не будет будущего. На каждом из наших заводов работает более 200 человек – для Липок и Болохово это прилично. Зарплата на тяжелых работах доходит до 35-40 тысяч. На заводах свои столовые, кормим людей бесплатно. Стараемся поддержать работников и другим. Тем, кто хочет строиться, мы предоставляем кирпич по льготной цене. Кто покупает жилье, автомобиль, мебель, могут рассчитывать на кредит от предприятия, по ставке ниже банковской. Люди этим широко пользуются. По мере сил участвуем в инфраструктуре города. В Липках открыли магазин и аптеку, где наши работники по невысоким ценам могут купить необходимое. Мы никуда не уйдем от решения социально-бытовых проблем рабочих. Пока это единственный способ сохранить коллектив при том уровне производства, рентабельности и зарплат, который мы объективно сейчас имеем.