# echo off (

22 марта 2016

УСПЕХ ЗА СВОИ ДЕНЬГИ

)
УСПЕХ ЗА СВОИ ДЕНЬГИ

     Его дело не выпестовано в бизнес-инкубаторе.  Обеспечивать заказами собственное производство его учила жизнь. Почему у одних на воплощение бизнес-проекта уходят десятки лет, и итог оказывается не всегда утешительным, а у других задумка проходит через горнило жизни, но успешно развивается? Насколько важна поддержка государства, и какие черты характера требуются самому, рассказывает Александр Исаенко – 30-летний предприниматель, который возглавляет Группу Компаний  «Приокские Заводы».

 

Опыт из нефтехимиии

– Александр, в Тульской области 2016 год объявлен годом предпринимательства. На региональном уровне создан Центр поддержки предпринимательства со своими образовательными программами. Есть даже бизнес-инкубатор, предоставляются льготы на открытие собственного дела. Однако люди неохотно пускаются в «самостоятельное плавание». Некоторые, начав развиваться, вскоре «завязывают» с предпринимательством. А у вас, несмотря на молодой возраст, уже сложилась успешная история бизнеса. Вам кто-то помогал вставать на ноги?

Вы хотите спросить, не подарили ли мне директорское кресло? Или, может быть, передали по наследству?

– Откровенно говоря, такой стереотип бытует в нашем обществе. Если у 30-летнего мужчины уже есть своя группа компаний, то здесь не все так просто. Расскажите свою нестандартную историю.

–  Я окончил Тульский Государственный Университет, кафедру «Промышленное и гражданское строительство», магистратуру по специальности  «Технология и организация строительства» на кафедре «Городское строительство и архитектура». Потом была аспирантура, но защититься не удалось.

Обстоятельства сложились таким образом, что срочно понадобились деньги. На скромный заработок молодого специалиста я рассчитывать не мог, ситуация в семье была непростая. Близкий человек тяжело болел. Я стал размещать резюме на портале «Строительство нефтегазовых объектов». Наверное, на свете бывает чудо или мне просто повезло, но в скором времени на запрос откликнулся работодатель и пригласил на крупную стройку Татарского нефтеперерабатывающего комплекса ТАНЕКО в Нижнекамске «Нефтегазинжиниринг» – дочерняя структура «Камалавстрой»..

Ежедневно только рабочих в одну смену выходило больше пяти тысяч человек ! Таков был масштаб работ.

Взяли инженером III категории, через полгода перевели на I категорию.

Хоть я и не занимал руководящих постов, но решать приходилось задачи разной сложности. Иногда требовалось согласование высшего руководства. И, что характерно, попасть, например, в кабинет к генеральному директору компании не составляло никакого труда. Вопросы решались быстро и без всякого чванства со стороны начальства.

Затем были и другие предприятия. Особенно большой опыт я получил  в Самарском инженерно-техническом центре. Там приходилось проверять соответствие поставляемого оборудования заявленным техническим характеристикам и ход работ. В командировках много ездил по стране, бывал в странах Евросоюза.

Для молодого специалиста – это незаменимая школа познания разных сторон производственной жизни. Думаю, что работа на крупных объектах, привычка брать на себя ответственность и не бояться трудностей, и подтолкнула меня к началу собственного дела.

– А как же вы опять оказались в Туле?

–  Я просто женился и решил завязать с кочевым образом жизни. Попробовал и тут поработать с теми же скоростями и требованиями к своим подчиненным, которые предъявлялись ко мне самому. Но… видимо менталитет не тот. Или причина в чем-то другом. Но здесь у меня не сложилось…

 

Брать авансы, а не кредиты

– И пришлось начинать свое дело?

– Друзья сказали, что хватит метаться. Пора открывать собственное производство.

– А какие-нибудь предпосылки к этому были? Кроме знаний и опыта, конечно? Начальный капитал, например, оборудование, помещение, наконец?

– В это трудно поверить, но я начинал с нуля. Вернее, с заказа друзей. Они же авансировали работы процентов на 70. Это было в 2013 году. На полученные средства мы арендовали небольшой «гараж», купили газорезательный и сверлильный станки, сварочный аппарат. Даже кислородные баллоны пришлось взять в аренду, потому что денег не хватило. Закупили металл и начали изготавливать закладные изделия, которые используются при возведении промышленных зданий. Как выяснилось позже, наш первый заказ ушел на строительство домостроительного комбината в Подмосковье, крупнейшего в Европе.

– Задам, может быть, некорректный вопрос. Детали, которые используются в строительстве такого крупного объекта, требуют соответствующих испытаний. Как минимум на прочность. Наверняка, требовались какие-то сертификаты. А у вас вся мастерская – небольшой гараж…

– Во-первых, в соответствии с нормативной документацией, изделия разной сложности и функционала требуют и различных проверок. Иногда допускается проверять всего 10% из партии деталей, иногда все 100%. Что-то  можно проверять измерительным инструментом, а что-то требует испытаний на стендах. Во-вторых, работая на предыдущих крупных предприятиях, я был аттестован как инспектор, и срок действия аттестации к тому времени еще не истек. Таким образом, я сам имел право на проверку своих изделий.

И, наконец, не надо забывать про такую вещь, как аутсорсинг.  Для стендовых испытаний, мы приглашали специальные лаборатории и оплачивали им услуги. 

– Но заказ был выполнен, деньги, так сказать, освоены. А что дальше? Ведь не могли же вас постоянно подпитывать друзья?

– Конечно, нет. Дальше я сам стал справляться с этой задачей. Забыл сказать, что начинали мы с коллектива из трех человек. Я и двое рабочих. Занялись выпуском различных строительных металлоконструкций. А потом качество выполненных работ уже говорило за нас. Информация о молодой компании передавалась из уст в уста. И мы старались никого не подводить.

– Получается, что вы на рынке всего около трех лет? Как же за такой короткий срок удалось развиться в группу заводов? Тем более, без кредитов?

– А можете себе представить, что первые полтора года я вообще не приносил домой денег? Перебивались на средства жены. Потому что все заработанное вкладывалось в производство. Мы ни разу не обратились за помощью к банкам и горды этим. Кредит стоит брать, если сможешь вернуть его в течение года. Тогда он идет на твое развитие. Во всех остальных случаях обогащается банк, а для производителя это удавка.

Спрашиваете, как возникла группа заводов? Это тоже не сложно объяснить. Когда получаешь солидный заказ, что-то приходится делать по кооперации, потому что не хватает собственного оборудования или людей, чтобы в минимальный срок выполнить задачу.

Поэтому приходилось искать партнеров не только в тульском регионе, я выезжал в Московскую и Орловскую области. Иногда передавали часть заказов таким же мелким предприятиям, как мы. Это позволяло снизить себестоимость изделий, ведь каждое из предприятий «заточено» на определенный спектр производства. Иногда же привозили из других регионов людей на условиях аутстаффинга.  А потом эти небольшие заводы просто решили объединиться, чтобы помогать друг другу и в будущем. Я же распределяю между ними работу и коррелирую ее выполнение, чтобы изделия изготавливались качественно и в срок поставлялись на объект.

–Каковы, на ваш взгляд, секреты успешного бизнесмена?

– Трудиться в поте лица, стараться не брать кредитов и работать только по предоплате. У нас авансовая часть составляет минимум  50%. Если вы не требуете предоплаты, цена изделий резко возрастает. Ведь одно дело, например, закупать металл на средства заказчика и совсем другое – брать деньги у банка под проценты. Если же вы изготавливаете качественные изделия по недорогой цене, у вас всегда будут заказы.

 

В ожидании тульских заказов

– Сейчас мы арендуем производственный цех площадью 4 тысячи квадратных метров в Киреевском районе. Занимаемся выпуском строительных металлоконструкций для атомной промышленности, нефтехимии и социальных объектов. Например, мы поставляли конструкции для социального жилья в Нижегородскую область. Скажу честно, что сейчас я и себе строю дом на основе аналогичного каркаса. Кстати, проект такого жилья – наш российский.

Наши металлоконструкции достаточно легкие, поэтому удобны и в транспортировке. Например, каркас для многоэтажного здания в 1500 квадратных метров весит всего около 50 тонн. Технология проста: мы получаем металлический лист толщиной от 4 до 20 миллиметров и делаем сварную конструкцию. Подобные модули пользуются большим спросом особенно в северных районах нашей страны. Каркас можно обложить сендвич-панелями и прекрасно жить в теплом доме. Минимальная гарантия на него – 25 лет.

Вообще же мы можем работать с металлическим листом до 300 миллиметров толщиной и различными металлическими профилями.

– У вас теперь есть под это свое оборудование?

– За прошедшее время станочный парк сильно увеличился. Но листогибочных и фрезерных станков у нас нет. Мы отдаем эти работы на аутсорсинг. Зато есть свои газорезательные машины – газоплазменная резка, партальносверлильная машина с числовым программным управлением и др. Покраску готовых изделий делаем безвоздушным распылением.

– Для каких объектов работаете сейчас?

– Недавно закончили монтаж конструкции для надстройки восьмого этажа у здания Центральной клинической больницы Управления делами Президента РФ. Причем, сдали работы досрочно, примерно на четверть срока раньше. Кстати, в подобном режиме мы стараемся работать всегда. Но не в ущерб качеству, конечно. Это позволяет экономить на аренде и постоянных издержках.  

– Вы работаете исключительно с клиентами Тульской области?

– Наоборот, так сложилось, что заказов из нашего региона практически нет.  Но мы очень хотели бы и здесь иметь своих постоянных клиентов.  Если охватывать весь рынок, то география поставок наших металлоконструкций очень широка. Это практически вся страна. Например, мы поставляли монорельсы  на Нововоронежскую АЭС, металлоконструкции на сельскохозяйственный комплекс в Калужской области, работали с Волгоградским нефтеперерабатывающим заводом, наконец, недавно поставили металлические каркасы для молочных ферм в Подмосковье.    

Список заказчиков можно продолжать и дальше.      

 

Без снобизма

– При столь солидных объемах работ не испытываете трудностей с квалифицированными кадрами?

– Это общая беда, но мы пытаемся стимулировать людей рублем. Кто хочет зарабатывать, от нас не уходит. За два последних года коллектив вырос до 40 человек, из которых только четверо – управленцы. Для рабочих созданы все условия. Мы обустроили не только производственное помещение, при цехе есть комната отдыха и приема пищи, свои душевые кабины. Для доставки рабочих приобрели служебный автобус. Работаем мы в две смены по принципу полной взаимозаменяемости. Оплата труда сдельная. Однажды, когда мы не успевали выполнить большой объем заказа, на покраску вышли все, включая меня и управленцев. Если трудиться на общий интерес, места снобизму просто не останется.     

– Остается пожелать вам успехов!

P.S.

В начале февраля в тульском Доме науки и техники прошла научно-практическая конференция, посвященная Дню Российской науки. На ней подводились итоги региональных конкурсов «Лучший изобретатель» и «Инженер года – 2015». Александр Исаенко был удостоен звания лауреата в номинации «Организация управления строительством».